История успеха Светы — Как быстро выучить иврит (интервью)

История успеха Светы — Как быстро выучить иврит (интервью)

Виктория Раз: Здравствуйте. С вами Виктория Раз и проект «Иврика» по изучению иврита онлайн. И сегодня я хочу познакомить вас со Светой Хачатурян. Света 6 лет назад репатриировалась из России. И я хочу задать ей вопрос, как она учила иврит, потому что она с этим справилась, на мой взгляд, просто блестяще. Света, пару слов о себе, и о том, как ты учила иврит.

Светлана Хачатурян: Здравствуйте. Меня зовут Света, я занимаюсь коучингом в Израиле. Я психолог и коуч. Как я учила иврит? Когда приехала в Израиль, то совсем не знала языка. Все для меня было в новинку, и я была уверена, что изучение займет у меня лет 10. Потом я стала ходить в ульпан в Тель-Авиве. Там было интенсивное обучение 5 дней в неделю в течение 5 месяцев. Я считаю, что база должна быть интенсивной, исходя из моего опыта. После того, как я закончила первый курс алеф, я стала много заниматься сама: читать, делать какие-то упражнения. Например, изучать формы глаголов — брать слова и прогонять их пол всем биньянам. И делала это по многу часов в день.

Виктория Раз: Что тебе помогало мотивировать себя, потому что все нам банально лень что-то учить?

Светлана Хачатурян: У меня была сильная мотивация, потому что на тот момент у меня и с английским были сложности. Т.е. у меня был единственный язык, и мне нужно было как можно быстрее адаптироваться в этой стране. Я хотела учиться на иврите, быть частью общества. Т.е. четко поставленная цель – выучить язык как можно скорее – именно это мне помогло. И плюс у меня была большая поддержка от мужа, который читал со мной, разговаривал. Я разговаривала с разными девочками, спрашивала: почему они не занимаются со своими мужьями, хотя у многих мужья много лет уже в стране и владеют языком. И многие утверждают, что у их мужей мало терпения. Может быть и так, но мне кажется, что это просто не правильный поход. Надо договориться об этом, надо понять, зачем это ему самому это нужно. Мой муж обладает терпением и способностями обучать людей, так что мне с ним повезло.

Виктория Раз: Ты недавно проходила со мной бизнес курс на иврите. Как ты посоветуешь начинать обучение на иврите? Стоит ли с этим затягивать и ждать, пока выучишь иврит идеально или лучше прямо прыгнуть в воду, пойти на какой-то курс на иврите и пытаться понять по ходу обучения? Твой опыт.

Светлана Хачатурян: Как я сделала? Я выучила иврит на таком уровне, чтобы разговаривать и понимать где-то через 2 года, т.е. к этому времени я свободно разговаривала на бытовые темы. Но мне был нужен профессиональный язык, и потому я пошла учиться на коучинг как раз в Израиле. Это был курс на год и 2 месяца, где были очень сложные вещи. Надо было писать каждую неделю отчеты, т.е. у меня подключилось письмо. И это было, пожалуй, самое трудное. Когда я писала эти отчеты, я делала кучу ошибок — через пот и кровь училась писать на иврите. Мой коуч требовал от меня по максимуму, он не делал мне никаких скидок на то, что я только 3 года в стране. Это был академический язык – психология, все, что с этим связано. Мне было очень трудно в классе: если другие люди могли выражать себя легко и свободно, я, привыкшая выражать себя на высоком уровне на русском, на иврите больше молчала. Но надо сказать, что люди здесь как-то более спокойно относятся к таким вещам.

Виктория Раз: Многие просто стесняются разговаривать. На самом деле, стесняться тут нечего, все очень лояльно относятся.

Светлана Хачатурян: У нас, русскоязычных этот языковой барьер есть. Его корни кроются в школе, там, где нам не давали делать ошибки. Это нужно в себе перестраивать, потому что в других странах в мире никто не заморачивается с тем, как ты говоришь и делаешь ли ты ошибки. Ну, может, посмеются, как максимум. Это психологическая проблема на самом деле. Сейчас существуют разные учителя, которые помогают избавиться от того, что называется хорода миасофа т.е. апатия, фобия, страх перед разговором на иностранном языке. Т.е. языковой барьер, это лечат, помогают это пережить. Да и самому себе тоже можно помочь.

Виктория Раз: Ты знаешь какую-нибудь небольшую технику, с помощью которой можно помочь себе преодолеть языковой барьер? Я думаю, многих пользователей интересует этот вопрос.

Светлана Хачатурян: Конечно, есть. Эта техника поможет преодолеть не только языковой барьер, а любой страх, любое эмоциональное состояние, которое не дает сделать какой-то шаг. Мы привыкли поступать так: боимся – стараемся спрятать этот страх. Т.е. сделать уверенное лицо — и вперед! Это очень плохой способ преодолевать страх. На самом деле страх надо прочувствовать: где он находится в теле. Как правило, мой страх находится в животе – я уже знаю, потому что постоянно его изучаю. И когда я начинаю просто дышать в эту область, не пытаясь этот страх куда-то спрятать, чтобы показать красивое умное лицо, а просто дышать в него – и после этого идти и делать то, что страшно. Т.е. страх должен стать помощником в преодолении его же самого. Это очень интересно. И когда человек впервые открывает для себя преодоление своего страха таким образом, он понимает, насколько это легко. Страх он никуда не денется, он будет сопровождать нас до конца наших дней.

Виктория Раз: Т.е. мы все боимся, и я боялась, и Света много чего боялась. Это не есть что-то такое уникальное. Точно такие же эмоции переживают все остальные люди вокруг нас. Просто, может быть, они его маскируют, хотят показать себя таким крутыми и неуязвимыми. Т.е. надо бояться – и делать.

Светлана Хачатурян: Да, спокойно осознавать, что свой страх. Иногда я даже предупреждала, что у меня иврит не очень хороший, поэтому если можно помедленнее говорите – т.е. просила напрямую.

Виктория Раз: Какую именно фразу ты говорила, не помнишь? Как ты просила говорить медленнее?

Виктория Раз: Вот, друзья, возьмите эту фразу на вооружение.

Светлана Хачатурян: И вы знаете, люди начинают медленно, старательно объяснять слова. И до сих пор, когда я сижу на курсах, где кругом только местные, и если произносят какое-то слово или глагол, который я никогда не слышала, я понимаю контекст, но мне важно уточнить. Я спрашиваю, что это слово значит. Т.е. очень важно не стесняться спрашивать, когда ты не понял.

Виктория Раз: Это очень созвучно тому, как я всегда поступала — т.е. с ошибками, но говорить, идти учиться на иврите, спрашивать даже какие-то элементарные слова. Даже если, например, в супермаркете забыли, как называется какая-то вещь. И тогда все будет получаться. И в заключении, Светлана, можно какое-то резюме, пожелание нашим слушателям, тем, кто недавно в стране или только собирается переехать, кто опасается из-за языка, из-за карьеры, работы?

Светлана Хачатурян: Да, конечно. Я психолог, поэтому буду говорить «со своей колокольни». Очень важно преодолеть в себе эти ограничивающие убеждения. Например, я плохо понимаю другие языки, у меня нет слуха, плохая память, я медленно что-то делаю, — все, что нам внушали в детстве. Очень часто это можно услышать от пенсионеров, которые пытаются выучить иврит. А ведь совсем наоборот, пенсионеры, когда учат новый язык, образуют в своем мозгу новые нейроны, и тем самым укрепляют свою память. Т.е. это, наоборот, можно взять как вызов, который поможет развить мозг. Когда человек понимает, для чего он это делает, и как скоро ему нужно достичь определенного результата, он будет стараться. И конечно, не стоит верить обещаниям выучить язык за 3 часа или, например, за 9 дней. Я верю в систематическое и настойчивое обучение по системе, так же как любая тренировка мышц.

Виктория Раз: Эта аналогия со спортом мне тоже очень близка – действительно, и язык, и тело, и память — все надо тренировать. Спасибо тебе, Светлана, всего хорошего!

Светлана Хачатурян: Верьте в себя и добивайтесь своих целей. Всего хорошего, пока!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники